Как противодействовать экстремизму



Что в нашей стране считается экстремистским материалом, а что нет, никто точно не расскажет. На официальном сайте Министерства юстиции РФ  можно познакомиться с федеральным списком, содержащим более четырёх тысяч наименований газет, брошюр, аудиозаписей и прочих запрещенных материалов в редакции от 30 марта сего года. Список, как вы понимаете, пополняется чуть ли не каждый день.

Как противодействовать экстремизму

Было бы хорошо, если бы жители страны понимали важность того, что для них делается, принимали решение вступить в ряды киберволонтеров и помогали бороться против политики разрушения сознания граждан.

Об организации работы по информационному противодействию распространению идей экстремизма и терроризма в сети Интернет говорил на двухдневном семинаре Андрей Худолеев, секретарь комиссии по вопросам информационного сопровождения государственной национальной политики Совета по межнациональным отношениям при Президенте Российской Федерации, член экспертного совета при Комиссии Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера.

Что может делать каждый, сидя перед монитором компьютера или заглядывая в гаджет? Замечать контент, способный деформировать психику или склонять к пагубным привычкам, делать скриншоты и высылать их на тот же сайт Минюста.
Яндекс, Google и мессенджеры

Несмотря на то что у Google в России постоянно действует агрессивная рекламная кампания, создающая видимость поисковой системы №1, главным остается Яндекс — его и разработали наши, и индексирует он гораздо больше статей, воспринимая сложную структуру русского языка. Для сравнения: по запросу «патриотическое воспитание» в первом поисковике обнаружится 1,86 млн результатов, во втором — 18 млн. Вот и думай, чем пользоваться.

Интернет — это не только возможность увидеть другие страны, обучиться умениям и навыкам с помощью развивающих курсов, найти редкие архивные материалы, но и большая мусорная яма, в которую предпочитает плевать каждый, кто ни разу не чистил колодцы. В целях самообучения его использует достаточно малый процент населения, предпочитая развлекаться и употреблять легкий контент. Именно поэтому дети и подростки становятся заложниками штампов сетевого поведения, а потом и потерпевшими.

Но если раньше в социальной сети «ВКонтакте» могли «вербовать» с помощью создания бесед численностью до 50 человек, рассылки сообщений по подписчикам определенных групп, то в большинстве продвинутых западных стран и российских регионов уже давно для этих целей используют мессенджеры Viber, WhatsApp и Telegram. Их аудитория превысила всю остальную аудиторию в мире. Проверить правительственными органами сообщения в них невозможно — есть шифрование, другие технологии передачи информации, а беседы могут включать несколько сотен человек.


Спасибо скептикам

Спасибо тем людям, которые все ставят под сомнение. В «борьбе за умы» с ними куда сложнее иметь дело. Именно они первыми начинают понимать, что не могут после убийства Немцова раздавать футболки и развешивать многотиражные листовки — их же надо было заранее где-то напечатать! Именно они видят угрозу, казалось бы, в безобидных изображениях из «Яндекс.Картинки» и группах в социальных сетях, посвященных юмору, — рассадниках межнациональной розни. Именно они задумываются о смысле пословиц и поговорок типа «Что русскому хорошо, то украинцу плохо», разобщающих народы.

Навязанный однажды стереотип «раз татарин, значит, мусульманин» заставляет многих верить в то, что славяне не способны совершать убийства, изнасилования, теракты, хотя, по статистике, именно они, в зрелом возрасте принявшие мусульманство, чаще стали попадать в сферу внимания правоохранительных органов.

Почему мы теряем молодёжь?

Молодежь в России растет протестная. Долгое время ее сдерживали правительственные «ежовые рукавицы» да память о ссылках. Появление митингов в стране — не случайность, а результат многолетней работы. Деньгами на митинги заманишь не всех, а вот недовольством действиями конкретных личностей (заметьте, не властью в целом!) — легко. Напряжение можно снять достаточно просто, но для этого необходимо начать вести диалог.

Самое страшное состоит в том, что мы не можем заглянуть в подкорку молодым, да и есть подозрение, что они часто представляют собой чистый лист — память современного человека может держать информацию не более двух суток, а сознание привыкло искать информацию из готовых вариантов. Привет, Википедия! «Зачем вы нас заставляете думать? Мы заточены под ЕГЭ» — вот девиз нашего времени.

Заметьте еще и то, что мы работаем либо с творческой молодежью, либо с малолетними преступниками. И первых, и вторых мало. Что делают для других?

Тут важно понять, чего хочет на самом деле сама молодежь? Ей не стоит навязывать инородное. Кто ее спрашивал? Опросы показывают, что поколение, которое хотело денег, уже выросло, теперь мы имеем дело с теми, кто хочет счастья. За последние годы произошла резкая переоценка ценностей — появилась готовность решать свои проблемы без помощи государства. Она даже получила название — «крымский синдром».

Большинство ребят не сильно разбираются в том, что им предлагают. Где скрыта политика, где рейтинги. Они привыкли доверять каждому. И даже демотиваторам со словами Омара Хайяма, не задумываясь, что восточный поэт не писал прозу. И Конституции в чьем-либо пересказе.
Чем орудуют интернет-экстремисты?

Чтобы говорить об интернет-экстремизме, стоит сначала договориться, что же это такое? Это далеко не всегда призыв к насилию и не попытка подорвать авторитет. Экстремизм — отрицание имеющихся ценностей. Вот есть культура у народа — с ее ценностями и работают разрушители сознания. Мы не можем запрещать кому-то что-то делать, мы можем изучать технологии и противодействовать.

С молодежью нужно разговаривать на их языке, но в стране постоянно не хватало демагогов. Поэтому мы пропустили момент формирования экстремистского сознания и продолжаем его пропускать дальше. Что такое ИГИЛ? (запрещенная на территории России организация). Об организации заговорили в 2013 году, но к этому времени она была уже сформирована, ее правила прописаны, требования выдвинуты.
Что сейчас происходит в Украине? К сведению, бандеровские организации в стране оформились в 1988 году. Им понадобилось больше времени, чтобы создать движение и вложить в головы людей нужные идеологемы.

Чем оперируют экстремистские организации? Конструированием общего образа будущего. Для этого необязательно выходить на митинги с лозунгами, достаточно начать использовать опросы типа «Довольны ли вы правительством?» и давать варианты ответов, чтобы были менее оптимистичные…

Можно заниматься и конструированием настоящего — создавать параллельные актуальные миры типа Ингерманландии, у которой в соцсети «ВКонтакте» 12 тыс. подписчиков. Или «раскручивать бренд» Уральской республики. Или Организации независимых государств (представитель есть в Мегионе). В 2018 году в России будет перепись населения, и, скорее всего, у нас появится отличная от 2010 года национальная картина.

Мы живем в мире, где информация существует по принципам, нами не изученными. Ценится больше симулякр — ссылка на копию первоисточника, которого не существует, а вовсе не сам первоисточник. А еще есть технология «принцип ВВС» — когда даются девять правдивых новостей, а затем одна правдоподобная, которая и откладывается в головах.

Главное для этих людей — заниматься подрывной деятельностью постоянно, это целенаправленный процесс, а не «по настроению».



Добро или ..?

Грань между экстремизмом, творчеством и добрым делом может быть тонкой. Представьте: приходит представитель какой-то организации в библиотеку и предлагает учреждению «в дар» новую красочную литературу. Такому счастью обычно рады, поэтому и начинается завоз редких элитных изданий. Что содержится внутри них, интересует немногих, а в них может быть переписанная история.Пример другой — бесплатные курсы арабского языка. Люди идут обучаться, но вместе с правилами и нормами языка их обучают ценностям, которые могут разрушить картину мира. По аналогичному принципу действует и поощрение талантливых специалистов, молодежи поездками за границу. Привести к мыслям об отъезде из своей страны могут и невинные игры, в которых ребята делятся на команды и «руководят» другими государствами.

В наших школах сейчас можно встретиться с таким мнением учителей: есть госстандарт, он заканчивается 2012 годом, вне него мы не должны преподавать историю. В результате дети уверены, что Крым «отжали», а РБК и вовсе может подогреть ситуацию, написав в статьях «на территории аннексируемого Крыма». Кто вырастет из таких детей? Не те ли, кто вышел в марте на митинги?

Что делать?

Чтобы получить деньги, часто нужно выжать из кого-то слезу. Русский ум — критический ум, он привык реагировать на то, что уже произошло, но не предугадывать события.

Видов деятельности, которые нужно развивать в России, множество, например, ведение работы по освещению событий в нашей стране. Посмотрите, что размещается на «Россия 24» — Сирия, Украина, Польша, Белоруссия… Противодействовать этому можно, начав писать о регионах, городах, стране. Стоящий отечественный аналог сделали простые ребята, мало связанные со СМИ, — sdelanounas.ru.

Чтобы разобраться в истории с Крымом и показать школьникам, как обстоят дела на самом деле, их нужно возить на полуостров. Притом давать возможность общаться с местными детьми, составлять свое впечатление, а не навязывать им факты. Чтобы воспитывать интерес к другим народам — знакомить с деятельностью национальных диаспор. К слову, в некоторых регионах России проводится не только «Тотальный диктант», но и «Этнографический диктант».

Стоит начать говорить подросткам правду — и о том, что они с 14 лет могут стать индивидуальными предпринимателями и что жить нужно не по словам, а по законам Российской Федерации. Показывать такие ресурсы, как историк.рф и подвиг.ру. Нашему поколению вообще необходимы герои, забери их — и начнется метание в разные стороны. Дегероизирование страны — лакомый кусок для экстремистов.

В любом случае стоит продолжать усиленно работать над идеологемами, а не смотреть со стороны, как меняется мир. Киберволонтерство, кибердружины открыты каждому.

Recent Posts from This Journal

promo taylakovaeka october 7, 2016 15:16 7
Buy for 100 tokens
"Здравствуйте, я блогер и еду к вам в город. Куда в Тобольске можно пойти, с кем познакомиться?", - примерно так написала в сообществах "Жемчужины Сибири". Ответили мне немногие, но, оказывается, запомнили те, с кем встреча должна была состояться. Не спрашивайте, как…